Дело водителя «красногорского стрелка»: попал на пир акул бизнеса

фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

Шoтa Элизбaрaшвили — фигурaнт дeлa в oбщeй слoжнoсти с чeтырьмя трупaми — был в судe пoxoж нa кoгo угoднo, нo тoлькo нe нa пoсoбникa жeстoкиx убийств и нeзaкoннoгo приoбрeтaтeля oружия и бoeприпaсoв.

Рoслый мoлoдoй чeлoвeк, o тaкиx eщё гoвoрят «крoвь с мoлoкoм» стoял в «aквaриумe» и рaстeрянo смoтрeл в oбъeктивы нaцeлeнныx нa нeгo кaмeр. Увидeв в зaлe знaкoмыe лицa (стoит oтмeтить, чтo к oбвиняeмoму пришлa внушитeльнaя группa пoддeржки, зaнявшaя aж три скaмeйки) oн в зaмeшaтeльствe мaxнул им рукoй. Судя пo пoвeдeнию, мoлoдoй чeлoвeк не только слабо ориентировался в новой обстановке, но и вообще до сих пор не осознал, как он оказался в суде. Охраняли Элизбарашвили тем не менее два пристава, ещё одна их коллега следила за порядком в зале.

По традиции первым вступил представитель гособвинения. Женщина-прокурор в свободной форме рассказала присяжным, в чем собственно обвиняется молодой человек. Начала прокурор с «неприязненных отношений» и конфликта, который разгорелся между замглавы администрации Красногорска Юрием Карауловым, главой компании «Красногорские электросети» Георгием Котляренко, строителем Тристаном Закаидзе и бизнесменом Амираном Георгадзе. Не вдаваясь в подробности из-за чего Георгадзе решился устроить бойню, прокурор перешла к событиям конца октября 2015 года. По данным следствия, Георгадзе заранее продумал свой план мести и «предложил Элизбарашвили оказать ему содействие». Его водитель, который был у него на подхвате как минимум пять лет, должен был перевезти оружие и боеприпасы на место преступления — в администрацию Красногорского района, следить за обстановкой, чтобы никто и ничто не могло помешать осуществлению задуманного, а также помочь скрыться с места преступления.

19 октября Георгадзе и его водитель, следуя задуманному плану, приготовили оружие, сложили в рюкзак, который бросили в автомобиль «Ленд ровер». После этого они направились в здание администрации. Георгадзе зашёл в кабинет Караулова и стал его избивать «ногами и пистолетом по голове». После этого он позвонил водителю и приказал принести сумку, набитую оружием. В это время в кабинет зашла ещё одна жертва Георгадзе — Котляренко. Как считают следователи, Элизбарашвили, пока в кабинете руководства администрации шли разборки, стоял в дверях и следил за обстановкой. После того, как прозвучали выстрелы и обезумевший Георгадзе вышел из кабинета, водитель поднял выпавшие из его пистолета патроны и проследовал за своим шефом. Затем водитель вывез Георгадзе за территорию администрации, и пешком вернулся в дом предпринимателя в Поздняково, откуда на другом автомобиле «Форд фокус» вернулся за своим хозяином. На этом же автомобиле он довёз Георгадзе до рынка и затем вернулся с ним в коттедж. Через некоторое время там была застрелена четвёртая жертва «красногорского стрелка» — его компаньон Тристан Закаидзе. В промежутке между этими преступлениями Георгадзе застрелил случайного свидетеля — охранника «МК», проживавшего в этом районе.

После выступления гособвинения перед присяжными выступили адвокаты Элизбарашвили. Если вкратце, то все они заверили присяжных, что найдут доказательства невиновности своего доверителя, который сам оказался жертвой обстоятельств.

— Элизбарашвили не вступал в преступный сговор, ничего не знал о неприязненных отношениях, которые сложились у Георгадзе и погибших… более того, он не намеревался помочь Георгадзе, когда по его требованию нёс сумку, не намеревался предупреждать Георгадзе, так как не был посвящён в его планы убить этих людей…,- сказал адвокат Алексей Мошанский, добавив, что «все, что произошло, для Элизбарашвили вышло также неожиданно, как и для остальных».

— Шота не вступал в сговор, не имел намерения помочь Георгадзе… в дальнейшем вы убедитесь, что мой подзащитный абсолютно не виноват, — заключил адвокат.

Ещё один защитник Алексей Антановский хоть и был остановлен судьёй за слишком вольное и неуместное выступление, тем не менее емко сформулировал свою позицию:

— Шота Элизбарашвили случайно попал на пир, где акулы бизнеса со слугами народа делили свои миллионы, — успел донести до присяжных адвокат.

После этого в суде была допрошена дочь убитого Тристана Закаидзе. Девушка пояснила суду, что отец ранее был знаком со своим убийцей. По словам дочери убитого, около семи лет назад они с отцом из Тбилиси летели в одном самолете с Георгадзе. Так как отец потерпевшей никогда не рассказывал дома о текущих делах на работе, то и в подробности отношений она не была посвящена.

На следующем заседании, которое пройдёт 31 августа, в Мособлсуде будут допрошены очередные свидетели обвинения.

По теме:   Тайны дела «красногорского стрелка»: Георгадзе перед смертью приставал к старушке

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.